Вход
Логин
Пароль
Запомнить меня
Регистрация
Восстановить пароль
МАСТЕР-КЛАСС ПО ОСТРЫМ ЛЕГЕНДАМ /Вадим Денисов/ 2010
arxiv
20.02.2010

 

 

 


По прошествии многих лет, отданных изучению любимого нами холодно-оружейного предмета, все более убеждаюсь во всепобеждающей силе легендарики ножа, как главного его поражающего фактора.

Зрелая и разработанная ножевая легенда творит чудеса: покоряет генштабы, деморализует противника раньше боя, закрывает глаза и открывает кошельки. Главное: ее создать. Зачастую ножевую легенду творит не нативный владелец разновидности и не автор торговой марки-модели — сам противник или потребитель горазд ее довести до всесокрушающего совершенства.

Я думаю: легенда о финском ножике — пуукко — была взращена, как... оправдание, и именно нами, русским людом. После зимней Финской войны дело было. Нет, конечно, одиозное слово «финка» гуляло по Питеру задолго до драки, но, в силу определенного отторжения советским человеком (и слава богу) материального субстрата воровского мира никак не могло стать настоящей легендой. А вот после боестолкновений регулярных армий возникла во всей красе. Приходили с той войны люди — в части и семьи, — и им надо было что-то прояснять жадно внимающим слушателям по вопросу всех известных ныне промахов, провалов и бездарных действ. Ну, не лепить же соседям по улице впрямую о дурости полководцев? Так ведь можно с мягкого Севера угодить на Крайний...

И как же удобен оказался пуукко в роли громоотвода! Де, все финны — и лыжники олимпийские, и охотники высшего класса, и маскируются, как мыши, и видят в темноте, как совы... и ножевики страшенные! Ка-ак прыгнет финн с дерева на проходящего часового, раз! Чирк ножиком!, и поминай, как звали. Нож у них, дорогие сельчане, особенный... А дерутся они им зверски, с детства только тем и занимаются, что на ножах своих фехтуют. И пошла гулять драматическая романтика: «вот почему так непросто было», они умеют сидеть на дереве неподвижно всю ночь, потом драпать на лыжах со скоростью гонщика, кидая по-парфянски ножики с непременным попаданием в горло. «А уж в рукопашной просто ужас...»

«Ну, Лидка, вот и несладилось быстро их прижать к ногтю».

И пошла мода. Самая продуктивная в плане спроса — боевая. «Ножи разведчика», «Вача», «гарду надо вот так изгинать...», «навершие в ладонь упереть»... Ибо, если б финны не упирали бы в ладонь, ни хрена б они нам не сделали.

Правда, позже боевая же практика брала свое, конструкторы все равно приходили к облику ножика германского. Но название «финка» осталось, а сам «пуукко» стал настолько легендарен, что и сами финны не ожидали такого послевоенного подарка. Сколько денег было собрано финским соседом, не подсчитать. При этом сам он и десятой части своих кирпичей в начала легенды не уложил. Кирпичи пошли позже. Факт — пуукко стал совершенно легендарен, и это хорошо. Это интересно, живо, подпитано многотомным нарративом и мотивирует к покупке и испытаниям. Хочется упереть в ладошку (или услышать: «...да не уперся он тебе»). Ну, и удобен он, как всякий доиндустриальный деревенский нож.

Другие народы не отстают.

Франки рассказывают доверчивому миру про мудро прищуренных седовласых виноделов, под аккордеон бредущих сквозь кустарник с «опинелем» в руках. Кровожадные немцы оттирают от крови молодых косуль свои никеры, норвежцы вовсю и бессовестно эксплуатируют соотечественников, легендарных исследователей Арктики. Современных англичан с их васильковым взором полной безмятежности, уже не помнящих слова «Шеффилд», греет легенда о том, как аргентинцы на Фолклендах писались при одном упоминании о высадке на берег отряда гуркхов с их «страшными кукри».

А уж американцы... Святая Троица, есть ли что более страшное и легендарное, чем нож «боуи»! И неважно, что изобретатель-владелец помер вместе с тем ножом в бою... или не помер? Или его вообще там не было? Не важно: борьба с индейцами родила свой ножевой миф. Борьба американцев с «медведем» (с дебрями) родила «Ка-Бар», а подготовка к войне уже с русским медведем во Вьетнаме вознесла эту легенду до несвергаемых позиций. Американцы просто неутомимы. Видя, что «кабарины» нагло заняли нишу легенд войсковых, не растерялись и запустили в космос вместе с астронавтами ножик «рэндэлл», вот вам и новая легенда, ножик будущих Звездных Войн. Забили поляну, так сказать.

Много примеров, ох много...

А мы что?

Да почти ничего.

На моей памяти самая удачная легендарика случилась у ножа якутского, «якута», ЯН. И я помню, как она начинала свой путь к сердцам пользователя.

Дело было году этак в 1999...? Могу ошибаться. Я тогда первый раз позвонил в компанию «Южный крест», первую партию ножей решил купить. Прочитал в журнале про фирму, и решил связаться; прислали прайс с картинками, еще факсом. Смотрю: «нож якутский»... Опять звоню, мол, и эти давайте. Нетушки, говорят крестовцы, сии ножики сделаны большой партией по отдельному якутскому спецзаказу и свободной продаже не подлежат, фиг ты их увидишь. Во, я взъелся! Лопатил все материалы по Якутии в зачатках рунета, пытался хоть что-то отыскать: производителя, пользователя, практики, мастерские какие-нибудь — бесполезно, секретно все было, как «финка НКВД», никто ничего не знал... Ну, а дальше вы и сами знаете. Пошли у них вскоре ярмарки, выставки, якутские мастера появились, двинулся ЯН в Россию. И народ российский легко и изящно сам же поучаствовал в создании крепкой легендарики. Всем миром. И дол объяснили, и «линзу» придумали и гиперсверхудобство. И традицию «потомок острого обломка кости» придумали, забывая, что этот степной народ пришел в тайгу со своими кониками с уже сложившимся, крепким степным кузнечным делом, а не сидел в сибирских чащобах издревле, колотя для начала костью о пень.

Хорошо ли это? Архихорошо. Имеем нож-легенду. Это гордо, это круто.

 

Вот, в общем-то, и все.

Пчаки мы упустили по понятным причинам, а ведь там была история почти «финская» — двадцать лет гонять басмачей от Каспия до Кашгарии...

Ножи из ножниц родных моих нганасан есть интересный жизненный «казус экстрима», да и больно далеки они, нганасане, от народа.

Правда, случился у нас нож Паренский. Но что-то тут не сладилось, промоушен где-то пошел неправильно. Не знаю, в чем дело. Может, цельности в идее не было, может, метания начались. Глядя на синтетические изделия Сушко, можно предположить, что самобытность «трубы с осколками напильников» была просто отброшена в сторону в угоде стальному и графическому снобизму. Для меня же последней каплей стало требование адептов прописывать «паренЬский», с мягким знаком. Ну, как тюменЬский... или «ильменЬский».

Из массовых производителей никто ничего путного на ниве легендарики не сотворил.

Проспал свой звездный час «Кизляр», так и не развив идею о кавказском ноже «кизлярского типа». А были варианты... Я даже как-то размышлял, чем им  можно помочь, и нашел! Да-да, ту самую мотивацию возникновения «ножей старого кизлярского типа». А они искать не стали. Попытались уйти в современную милитари-легенду обыденного, в общем-то снаряжения...

Нижний Новгород проспал вообще все.

И особо: тему русского ножа, хотя, казалось, ну кому, как не им развивать тему... Сейчас еще не поздно, но я не верю, что они спохватятся, уж больно кровавые битвы предстоят после столь долгого сна, слишком много материалов накопили за десятилетие свирепой ругани форумы-конференции. Подсказываю (шепотом): «...сама идея наносить святые молитвы неплоха... только сделать надо все тонко, с умом и по церковной правде...»

Более всех старается в своих статьях Игорь Скрылев, но и у него не получается. Была более менее удачная попытка со «смершами», но, к сожалению, заглохла, не получив решающего развития... толчка. Ибо ошибки.

Тут обзорами и рекламными статьями ничего не сделаешь. Как ба-альшой специалист по легендарике и мифологии, скажу, что в этом ножевом деле есть всего три способа добиться удачи:

1.Опереться на одиозную проблему (или задачу), удачно решенную неким диким, но самобытным человеком. Для примера возьмем того же несчастного медведя. Допустим, к Скрылеву пришел некий человек, самолично заколовший самодельным ножиком пятерых медведей, о чем были статьи и передачи, слухи-домыслы. Правда-неправда, не важно. Важен факт: пацан сказал, пацан сделал, заколов здорового зверя вручную. Вот этим вот клинком. Конструктор доработал де, улучшил де, материалы де впихнул... и нате вам, попробуйте не купить. Это система «ка-бара». Зверь не обязателен, это может быть и конкретная экстрим-среда, и новое людское увлечение... Я вот предложил к названию ножа, в разработке которого принимал участие, имя «Нерка» в транскрипции «Н.Э.Р.К.А» — нож экстремальных работ климата Арктики. Потому что в Арктике никакой народ не живет, не решена была древними проблема «ножа среды».

2.Опереться на войну-битву. Ну, как кукри на Фолкленды. Вот если бы Скрылев как-то отработал спецназовские варианты, что его «Взмахи» лихо проявили себя, к примеру, в Южной Осетии, изгоняя захватчиков, то нож вошел бы в историческую летопись, хоть краем. Это система «боуи». Только вот тут очень важно понимать, что не война-войническая важна, а именно «фронтир». Именно на фронтире лежат легенды. Фронтир — перемещающаяся граница цивилизации, будь-то расширяющаяся Русская или Американская империя или вообще цивильный мир. Подсказываю (шепотом): «...впереди грядут разборки с сенегальскими пиратами... приведение к цивильному порядку... простор аццкий...»

3.И последнее — опереться на народность. Все хотят быть шумерами, все хотят иметь материальную легенду. Казалось бы, ну что тут придумаешь? Как раскрутить до легенды «ножик мордовский»? Да невозможно это!

Ничего подобного. На последней выставке «Клинок» появились ножи... татарские! Разделочно-кулинарные, в.т.ч., для ритуального жертвенного убоя. Колоссальная идея. Далее нужна лишь современная (прошу обратить внимание) легендарика, «старую» выдумает сам потребитель! И эта «новая» уже есть: выпуклая печать (фишка, это очень грамотно) на клинке изображает жертвенного барашка, что не так-то просто сделать в нормах ислама... Был официальный запрос к святым отцам и те, ради такого дела, разрешили... Ну, не здорово ли! Интересно будет посмотреть, кто из производителей не прозевает момент. Или опять прозевают?

Подсказываю нашим промышленникам и мастерам (шепотом): «...есть еще и нож цыганский...»

Вот так все сложно. А вы хотели чтоб легко? Хотели отскочить технологиями ковки и кевазингами?

Но и просто. Не забывайте про народ, и вам откупится...

 

Относительно самой необходимости острых легенд, как основных «ножен» короткого клинка, то скажу коротко:

«Легендарика и мифология есть душа ножей, любимых наших «игрушек взрослых мужиков». А без души это просто кусок заточенного железа.

Что чаше всего и получается.