Вход
Логин
Пароль
Запомнить меня
Регистрация
Восстановить пароль
Феномен «якутского» ножа
Garcev
13.03.2007

Феномен «якутского» ножа

Людмила ЖУКОВА
Оригинал статьи опубликован
в историческом и культурологическом
журнале "Илин", № 1 за 2002 год.

Публикуется с разрешения редакции журнала.

Нож — одно из самых необходимых орудий труда человека, независимо от хронологических, географических, национальных и иных особенностей. Ножом активно пользуются наши современники в космическом ХХI веке, а тысячелетия назад, в каменном, бронзовом и железном веках, нож являлся одним из основных орудий охотников, рыболовов, оленеводов Сибири. В соответствии с исторической эпохой менялся основной материал, из которого изготовлялось орудие; менялись и усовершенствовались приёмы изготовления и формы изделия. Костяные ножи с кремневыми вкладышами и современные кухонные ножи из нержавеющей стали являются знаменательными вехами на пути технического прогресса, показателями усовершенствования технологий.


Сравнительный анализ некоторых типов древних и современных ножей Якутии показал, что на протяжении тысячелетий отдельные формы ножей существовали, практически не изменяясь. Так, широкое распространение среди автохтонного и пришлого населения Якутии приобрел нож особой формы, известный под названием «якутского» ножа. «Якутский» нож широко используется практически во всех сферах хозяйственной деятельности северян. Этот нож с прямой и тупой спинкой имеет острый конец и слегка выпуклое лезвие (рис. 1). Характерной особенностью его является асимметричность боковых граней: если держать нож рукоятью к себе, клинком наружу, то левая сторона ножа обычно гладкая, слегка выпуклая, правая — прямая с продольным желобком в центральной части. Заточка лезвия, чаще всего односторонняя, производится с левой выпуклой стороны, не имеющей желобка.

 

якутский нож - 1

Рис. 1

якутский нож - 2

Рис. 2

Асимметричность ножа — основная особенность орудия. В.Л.Серошевский в своём исследовании о якутах отмечает, что правая сторона ножа, бытующего у якутов, «слегка вогнута», но «в последнее время с этой стороны стали делать якутские мастера желобок» (1, с. 382). Действительно, среди современных «якутских» ножей можно обнаружить экземпляры, на одной стороне которых совмещены два желобка. Один глубокий и узкий, расположенный вдоль спинки изделия, а параллельно под ним — глубокая насечка. Противоположная левая сторона ножа выпуклая (рис. 2).

Нож на рис. 2 является одним из многих вариантов «якутского» ножа, изображенного на рис. 1. В обиходе жителей Якутии обнаруживаются и другие варианты. Так, имеются ножи с двумя желобками, нанесёнными на противоположных боковых поверхностях изделия: один широкий и неглубокий, соотносимый с вогнутостью, второй глубокий и узкий вдоль спинки изделия на прямой боковой поверхности (рис. 3). На рис. 4 показан нож, левая сторона которого прямая, а на правой нанесён примечательный широкий и плоский желобок, встречающийся также на якутских пальмах. Бытуют ножи с желобком на левой, слегка выпуклой, стороне, при этом правая сторона совершенно гладкая и прямая; ножи с узким глубоким желобком по центру на выпуклой правой стороне, левая — прямая и гладкая, причем лезвие заточено справа под желобком; встречаются ножи с характерным асимметричным клинком, но без желобков. Различия желобков по величине иллюстрируют рисунки ножей на рис. 5 и 6, приведенные в книге В.Л.Серошевского. Выявленную вариативность в оформлении клинков «якутских» ножей можно объяснить как:

— невыработанность единых стандартов;

— неопытность мастеров-изготовителей;

— поиск новых форм.

Следует отметить, что признанные мастера оставляли на своих изделиях собственные метки, как, например, насечки на спинках ножей на рис. 2, 4.

Согласно сведениям, полученным от жителя с. Нелемное Верхнеколымского улуса РС(Я) юкагира В.Г.Шалугина, существуют ножи для левой и правой руки отдельно, т.е. для «левши» и для «правши». Клинки ножей для «левши» и «правши» различаются согласно законам симметрии; так нож, показанный на рис. 1, принадлежит «правше»; для «левши», согласно правилам симметрии, правая сторона будет выпуклой с заточкой по лезвию, а левая — прямая с желобком. Таков нож, приведенный в книге В.Серошевского (рис. 6). Причины отмеченной симметрии ножей надо искать, по-видимому, в односторонней заточке лезвия. Ножи для «левши» и «правши» имеют одну особенность: затачиваемая сторона ножа обращена внутрь, к человеку, в то время как наружная сторона клинка — без заточки, прямая и имеет желобок.

якутский нож - 3

Рис. 3

якутский нож - 4

Рис. 4

якутский нож - 5

Рис. 5

якутский нож - 6

Рис. 6

"Якутские" ножи (1, с. 369, 382).

Вот как объясняет особенность заточки «якутских» ножей зав. кабинетом археологии МАЭ ЯГУ А.Д.Степанов. При работе с ножом важно, чтобы нож не «зарывался» вглубь обрабатываемого изделия (рис. 7). Поэтому для «правши» заточена должна быть рабочая левая сторона ножа. Рис. 7а показывает правильную заточку «якутского» ножа. На рубяших инструментах, таких, например, как якутская пальма «батас», осуществляется правосторонняя заточка (рис. 7 б). В соответствии с этим, нож «левши» затачивается по правой рабочей стороне. Таким образом, из приведенных на рис. 1—4 современных «якутских» ножей для «правши» технологически верно изготовлены левые стороны ножей 1 и 2.

Если состояние лезвия инструмента является предметом постоянного наблюдения и подвергается заточке по мере необходимости, то желобок на ноже рассматривается только как традиционно принятая и почти обязательная его деталь. О появлении и функциональном назначении характерного желобка на тыльной прямой стороне клинка существует несколько версий. Некоторые версии указывают на преимущественно охотничье назначение инструмента. Считается, например, что желобок необходим для стока крови; или для запускания воздуха, пузырьки которого закупоривают сосуды и останавливают поток крови. Менее широко распространены версии, основывающиеся на технологических особенностях инструмента. В.Г.Шалугин считает, что желобок на ноже, на одной боковой поверхности которого сочетаются заточка и желобок, является «границей» между стачиваемой частью лезвия и частью, прилегающей к спинке. Мастер по изготовлению ножей Ф.Александров (г.Якутск) полагает, что желобок придает ножу прочность, такой инструмент менее ломкий. Полагают также, что желобок необходим для расширения лезвия ножа при его изготовлении (В.Постников, г. Якутск).

якутский нож - 7

Рис. 7


Вариативность желобков на исследуемых изделиях и разнообразие версий о его появлении свидетельствуют об отсутствии общепринятой достоверной версии относительно его происхождения и функциональной значимости. Это даёт возможность полагать, что присутствие желобка на ноже может быть рассмотрено как следование какой-то древней традиции, причем почти угасающей.

Анализ костяного инвентаря палеолитических и неолитических памятников Якутии позволяет высказать еще одно предположение относительно происхождения желобка. Среди архаичных колюще-режущих орудий из кости имеются формы, обнаруживающие близкий аналог «якутскому» ножу. Это изготовленные на крупных сколах с полых трубчатых костей крупных животных ножи, наконечники копий с одно- или двусторонним лезвием (рис. 8). Использованные в качестве основы крупные сколы уже определяли форму и сечение будущих орудий: одна боковая сторона соответствовала естественной поверхности кости и была выпуклой. Другая сторона представляла плоскость раскола кости с естественным продольным желобком по центру изделия. Эта асимметрия сечения ножей и других предметов на костяных сколах продиктована формой исходного материала и является их относительно устойчивым показателем.

якутский нож - 8

Рис. 8. Наконечник копья из кости, со стоянки Белькачи-I.

якутский нож - 9

Рис. 9. Костяной нож с каменными вкладышами из погребения Малая Джикимда.

якутский нож - 10

Рис. 10. Бронзовый нож со стоянки Сюльдюкар (3, с. 68).

якутский нож - 11

Рис. 11. Железные ножи: а, в, г — пещера Дюктай; б — Усть-Миль.

Следующий этап технологических усовершенствований колюще-режущих орудий архаических форм связан с появлением вкладышевых инструментов. На одном или на двух краях крупных сколов проделывали длинные пазы, куда вставляли вкладыши — плоские, тщательно отретушированные пластины кремня, обсидиана или халцедона. Так изготовлялись крупные костяные обоюдоострые кинжалы, наконечники копий, односторонние ножи (рис. 9).

Несомненно, что с появлением металлов местные мастера стали переносить традиционные формы орудий на вновь осваиваемый материал. «Исторические традиции и сложившиеся черты хозяйства охотников каменного века были настолько сильны, — пишет А.И.Мартынов об эпохе ранних металлов в Восточной Сибири, в частности, об инвентаре глазковской культуры, — что даже форму орудий, выработанную в прошлом, люди переносили на медь и бронзу. Поэтому медные иглы являются точной копией костяных, а листовидные ножи копируют серовские каменные вкладышевые клинки» (4, с. 185). Бронзовый нож со стоянки Сюльдюкар на Вилюе является почти точной копией вкладышевого ножа из кости (рис. 10). Так отрабатывались оптимальные формы орудий в новом материале и в новых исторических условиях. В этом процессе неизбежно утрачивались некоторые формы костяных орудий в новом материале и в новых исторических условиях. В этом процессе неизбежно утрачивались некоторые формы костяных орудий, не соответствовавшие новым предъявляемым требованиям; тогда же появились новые, в том числе привнесенные, формы. Редкие находки древних кованных железных ножей Якутии показывают отличие их от костяных ножей предшествующего периода именно отсутствием асиметрии сечений (рис. 11). Они также отличны от местных каменных ножей своей формой; по всей вероятности, эти формы были привнесены вместе с металлоиндустрией. О возможной привнесенности отдельных форм может свидетельствовать, например, обнаружение сходства железного ножа с плечиком из Дюктайской пещеры (р. Алдан) с бронзовым ножом из материалов могильника Бухусан (Забайкалье) (рис. 11 и 12). Интерессно, что вдоль лезвия бронзовый нож имеет желобок. Можно предположить, что найденные в Якутии орудия из бронзы и железа, помимо привнесенных форм, в какой-то степени повторяли формы костяных и каменных орудий предшествующего времени. В этом плане интересны данные, обобщенные М.А.Кирьяк. В культурных комплексах Якутии, Приамурья, Приморья и Северо-Западного Приохотья присутствуют немногочисленные предметы из камня или кости, имитирующие бронзовые изделия. Во II—I тыс. до н.э. на юге Дальнего Востока каменные имитации бронзовых изделий преобладали над самими изделиями (7, с. 259). Поделки из сланца, воспроизводящие бронзовые изделия карасукских тиков, найдены даже в Северной Корее, Северной Маньчжурии, Японии (там же, с. 260).

Смена технологий изготовления древних орудий не обязательно может быть связана со значительными этническими перемещениями. Новые технологические и художественные приемы, возможно, заимствованные от южных пришлых групп, распространялись подобно моде среди аборигенного населения на огромные пространства, соответствовавшие ареалу расселения родственных племён. Так, современная мода на джинсы во всем мире не сопровождается массовым переселением американцев за пределы своей страны. Обширность территорий распространения, к примеру, каждой из неолитических культур Якутии — Сыалахской, Белькачинской, Ымыяхтахской — можно объяснить, по нашему мнению, не активным продвижением выходцев с юга в направлении севера и северо-востока, а широким распространением новых технологий изготовления и украшения глиняной посуды и некоторых типов орудий среди родственного аборигенного массива. Тем самым появление вафельной керамики на крайнем Северо-Востоке Азии и на Аляске объясняется не проникновением ымыяхтахцев, как неких возможных предков палеоазиатов (с. 215) или протоэскимосов, а всего лишь констатацией факта
якутский нож - 12

Рис. 12. Бронзовый нож из могильника Бухусан. (6, с. 81).

продвижения «волны» новых технологий в этот регион. В связи с этим термины «сыалахцы», «белькачинцы» и «ымыяхтахцы» следует понимать только как маркировку исторических групп людей — пользователей определёнными технологическими новациями, не подразумевая под этими терминами какую-либо этническую маркировку. В.Е.Ларичевым вполне правомерно был поставлен вопрос: «Миграционный генезис всех трёх неолитических культур Якутии достаточно ли подтверждён одним признаком в качестве основополагающего критерия — «техническим декором» керамики?» (3, с. 7). Действительно, изменения в технике изготовления неолитических сосудов Якутии и использование некоторых элементов орнамента являются показателями процессов не столько этногенетических, сколько технологических. Это предположение позволяет приблизительно определить темпы распространения технологических новаций в каменном веке. Исходя из периодизации неолитических культур Якутии, можно предположить, что новые технологии распространялись в неолите с интервалом в одно-два тысячелетия.

Опираясь на эту точку зрения, можно сделать вывод, что основное различие между асимметричными архаичными костяными и современными металлическими «якутскими» ножами заключаются во времени их изготовления. Характерная асиметричная форма костяного ножа была перенесена на новый материал в соответствии с технологическими возможностями эпохи, в данном случае — эпохи металлов. Так, однолезвийные костяные ножи каменного века, выдержав испытание на прочность по своим утилитарно-технологическим показателям, пережили многие тысячелетия и неожиданно обнаружили себя в инструментарии современных народов Якутии.

Мы имеем реальные доказательства того, что традиция изготовления «якутских» ножей с асимметричным клинком является местной и имеет глубокие исторические корни. Отмеченная вариативность в изготовлении клинков металлических «якутских» ножей объясняется ускорившимся в ХХ в. процессом отхода от архаики.

Литература

1. В.Л.Серошевский. Якуты. Опыт этнографического исследования. Изд. 2. Якутск, 1993.

2. Ю.А.Мочанов. Древнейшие этапы заселения человеком Северо-Восточной Азии. Новосибирск, 1977.

3. А.Н.Алексеев. Древняя Якутия: неолит и эпоха бронзы. Новосибирск, 1996.

4. А.И.Мартынов. Археология. Учебник. М., 1996.

5. И.В.Константинов. Ранний железный век Якутии. Новосибирск, 1978.

6. Л.Г.Ивашина, Э.Л.Климашевский. Могильник Бухусан (Результаты работ 1970 г.) /Якутия и ее соседи в древности. Якутск, 1975.

7. М.А.Кирьяк. Древнее искусство Севера Дальнего Востока (Каменный век). Магадан, 2000.

8. С.А.Федосеева. Ымыяхтахская культура Северо-Восточной Азии. Новосибирск, 1980.


Людмила Николаевна Жукова, старший преподаватель лаборатории этносемиотики ФЛФ ЯГУ.

Статья подготовлена при поддержке проекта 00-06-96222 РФФИ.